Алькор (allkorr) wrote,
Алькор
allkorr

Дежа вю... или опять «Досье Дрездена» ;-))

«Синдром Вейдера»

— Я не могу быть Стражем, — сказал я.
Секунду она молча смотрела на меня.
— Почему нет? – спросила она наконец очень вежливым голосом.
— Потому, что вы, ребята, угрожали казнить меня за то, чего я не делал, с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать лет, — ответил я. – Вы все уверены, что я представляю собой какую-то чудовищную угрозу, и пользуетесь любой возможностью, чтобы испортить мне жизнь.
Люччо внимательно выслушала меня.
— Да. И что?
— И что? – переспросил я. – Всю свою взрослую жизнь я провел в условиях, когда Стражи заглядывали мне через плечо в ожидании возможности обвинить меня в том, чего я не делал, и пытаясь спровоцировать меня, когда этого не находили.
Брови Люччо взмыли вверх.
— Что-о?
— Только не делайте вида, будто вам ничего не известно, — сказал я. – Прекрасно вы знаете, что Морган пытался спровоцировать меня на открытое нападение как раз перед тем, как мы заключили пакт с Зимними. Чтобы он и Мерлин получили повод швырнуть меня как подачку вампирам.
Люччо округлила глаза.
— Что?! – повторила она на порядок резче. Взгляд ее метнулся к Моргану, потом опять уперся в меня. – То, что вы говорите мне – правда?
Что-то новое прозвучало в ее голосе, и я, повинуясь чистому инстинкту, чуть напряг свои чувства. Я ощутил в воздухе легкое, едва заметное напряжение, словно колебания между зубьями камертона.
— Да, — ответил я ей. Чуть слышное жужжание не сменило тональности. – Я говорю вам правду.
Долгую секунду она внимательно смотрела на меня, потом откинулась на спинку стула. Жужжащее напряжение спало. Она сцепила пальцы на столе перед собой и некоторое время хмуро смотрела на них.
— Что ж… До меня доходили слухи. О том, как Морган вел себя с вами. Но я думала, что это только слухи.
— Нет, не слухи, — буркнул я. – Морган угрожал и преследовал меня при любом удобном случае, — я стиснул правую руку в кулак. – А я не делал ничего. Я не делал ничего. Я не стану частью этого, Страж Люччо. Так что заберите плащ. Я даже машину вытирать им не буду.
Она продолжала, сощурившись, смотреть на свои руки.
— Дрезден, — тихо произнесла она. – Белый Совет ведет войну. Вы что, просто бросите своих на милость Красной Коллегии? Или отойдете в сторону и позволите ученикам Кеммлера делать все по-своему?
— Разумеется, нет, — я даже не обиделся. – Я никогда не говорил, что не буду драться. Но ЭТОГО, — я подвинул ей плащ через стол, — я не одену. Возьмите.
Она подвинула плащ обратно.
— Оденьте.
— Спасибо, не надо.
— Дрезден, — произнесла Люччо, и голос ее, не повысившись, сделался твердым как камень. – Это не просьба.
— Я неважно реагирую на угрозы, — сказал я.
— Так реагируйте на реалии, — рявкнула она. – Дрезден, Стражей разбили практически в хлам. Нам необходим каждый боеспособный чародей, которого мы можем завербовать, обучить или призвать.
— Многие чародеи умеют сражаться, — буркнул я.
— Но они НЕ Гарри Дрезден, — возразила она. – Господи, идиот какой. Вы хоть понимаете, что я вам предлагаю?
— Угу. Возможность выслеживать подростков, которым никто не говорил про Законы Магии, и казнить их за нарушение этих законов. Возможность наезжать на любого, кто мне не симпатичен, возможность допрашивать и унижать его. Ни того, ни другого, ни третьего мне не нужно.
— Эбинизер говорил, что вы упрямы, но умолчал, что вы еще и балбес. Кто-то предал Совет, Дрезден. А у вас самая дурная слава из всех. Многие в нем выступали против вас. А многие говорят, что вы намеренно развязали войну с Красной Коллегией, чтобы подстроить падение Совета. За плату, конечно.
Я не удержался от горькой усмешки.
— Я?! Бред какой! Посмотрели бы они на мой дурацкий банковый счет.
Взгляд Люччо чуть смягчился, и она покачала головой.
— Я вам верю, — вздохнула она. – Но репутация за вами, тем не менее, закрепилась, а члены Совета пребывают не в лучшем расположении духа от всех потерь. Их страх может легко обернуться против вас. Вот поэтому вы вступите в корпус.
Я насупился.
— Не понял.
— Ситуация требует, чтобы мы забыли о былых разногласиях. Если вы наденете плащ Стража и включитесь в борьбу в эти нелегкие для Совета дни, это заставит его членов смотреть на вас иначе.
Я глубоко вздохнул.
— Ну да. Синдром Вейдера.
— Простите?
— Синдром Вейдера, — повторил я. – Нет союзника, более впечатляющего, ободряющего и всеми любимого, чем союзник, который всего пару минут назад был твоим врагом и пугал тебя до прострации.
— Не только, — возразила Люччо. – Боюсь, вы не до конца понимаете свою репутацию. Вы одолели больше врагов, чем большинство чародеев на сто лет старше вас. И ведь времена меняются. В Совет приходит больше чародеев, чем прежде – вроде Рамиреса и этих вон ребят. Для них вы – символ сопротивления консервативной части Совета, герой, рискующий жизнью, когда этого требуют от него принципы.
— Я?!
— Вы, — кивнула Люччо. – Не могу сказать, чтобы я это одобряла. Однако в настоящий момент Совету нужны любые крупицы отваги и надежды. Ваше присутствие и поддержка перед лицом смертельной опасности обескуражат ваших недругов, а присутствие закаленного в боях чародея ободрит младших членов Совета, — она поморщилась. – Проще говоря, Дрезден, вы нужны нам. А мы нужны вам.
Я потер глаза.
— Давайте допустим, что я запишусь в вашу команду. Что я соглашусь носить плащ. Что я готов биться до окончания войны. Но я не могу уехать из Чикаго. Здесь живут люди, которые на меня полагаются, которые от меня зависят, — я насупился. – И еще, я не намерен кланяться перед Морганом. Будь на то моя воля, я бы его на сотню миль к моему городу не подпускал.
Люччо потерла подбородок и медленно кивнула; взгляд ее оставался задумчивым.
— Мне в любом случае придется переводить Моргана в другое место, — она кивнула еще раз, на этот раз решительнее. – Раз так, я зачисляю вас в Стражи в чине коммандера на должность старшего уполномоченного по региону.
Я зажмурился.
— Вы будете отвечать за безопасность и операции в этом регионе – в тесной координации с тремя другими региональными уполномоченными Северной Америки.
— Э… — пробормотал я. – Что это означает?
— Что вашей работой будет защищать смертных в этом регионе. Противодействовать всем сверхъестественным угрозам и представлять Совет в дипломатических вопросах. Оказывать поддержку и содействие другим чародеям, которые обратятся к вам за помощью и защитой, а также – при необходимости – уничтожать врагов Совета, таких, как Красная Коллегия и её союзники.
Я нахмурился.
— Гм… собственно, этим я и так занимаюсь.
Лицо Люччо расплылось в первой по-настоящему теплой улыбке, которую я на нем видел. Улыбка эта разгладила морщины на лбу, а новые морщинки сбежались к уголкам глаз.
— Значит, теперь вы будете делать это в сером плаще, — лицо ее снова посерьезнело. – Вы ведь боец, Дрезден. Если Белый Совет надеется выжить, нам нужно больше таких, как вы.
Она встала из-за стола и пошла к стойке, захватив с собой пустые бутылки.
Когда она вернулась, я как раз справился с тугой застежкой и накинул тяжелую, мягкую серую ткань на плечи. Она остановилась передо мной и оглядела с головы до ног. Рамирес покосился на меня, и улыбка его сделалась шире. Морган тоже посмотрел в мою сторону, и по лицу его можно было сделать заключение, будто кто-то сунул нож ему в гениталии. Мак при виде меня в плаще чуть сдвинул брови и надул губы.
— Спасибо, — тихо произнесла Люччо и протянула мне бутылку.


Джим Батчер (с)
Subscribe

  • (no subject)

    Из старенького... 16 октября 2018г. Экскаваторными ковшами Из-под клёнов вывозят листья. Очень долго они шуршали, Только осень всё длится, длится.…

  • (no subject)

    Нравится.

  • (no subject)

    Кадр из танца-импровизации, подаренного на ДР Марине Агафоничевой. Меч красный, честно-честно! 😄 Моловский коллекционный.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • (no subject)

    Из старенького... 16 октября 2018г. Экскаваторными ковшами Из-под клёнов вывозят листья. Очень долго они шуршали, Только осень всё длится, длится.…

  • (no subject)

    Нравится.

  • (no subject)

    Кадр из танца-импровизации, подаренного на ДР Марине Агафоничевой. Меч красный, честно-честно! 😄 Моловский коллекционный.