Алькор (allkorr) wrote,
Алькор
allkorr

"Приключения Эгона Борна", часть 5-я.

Кажется, это последняя часть цикла. Сейчас вывешу... и на этом пока всё.

Конференция.

Я прилетел на Каруну в поисках переводчика для каталога артефактов. Один из них применили к нашему начальнику разведки, что сделало жизнь в цитадели чрезвычайно насыщенной*. Упомянутый артефакт я сунул в карман ещё на Коррибане, и благополучно о нём забыл. По прибытии в космопорт Каруны переоделся в гражданское, бросил мундир в стирку. Включить стиральную машину я тоже забыл.

Как я ещё голову не забыл, не понимаю! Я был измотан до состояния тряпочки и весь перелёт беспробудно спал. Не помогло: из зеркала на меня смотрела физиономия пьяницы. Набрякшие веки, мешки под глазами, опухшее лицо – и желание послать всех к хаттам, без возврата! Показываться в таком виде коллегам не хотелось, но выбора не было.
Впрочем, коллеги видели и не такое. Любая защита учёной степени здесь превращалась в попойку, и наутро по университетским коридорам бродили хмурые учёные мужи. Издержки нейтралитета: представители воюющих сторон по прибытии на Каруну считали своим долгом пуститься в загул – даже те, кто к фронту и близко не подходил. Особенно те, кто не подходил. Местному населению оставалось не путаться под ногами и ждать, когда горе-вояки уберутся к месту дислокации.

Университет был исключением. Здесь пили все. И местные, и пришлые, без разбора. В том числе без разбора сторон: считалось, что археологам неуместно выяснять отношения перед лицом Вечности. Под вечностью понимались гробницы, храмы и пирамиды. В свете нынешней военно-прикладной артефактологии декларация выглядела крайне неубедительно, но принималась обеими сторонами: надраться хотелось всем!
Исключением были республиканские одарённые. Может, они и пили, но шатающимися в коридорах я их не видел ни разу. Даже когда числился армейским, и шифроваться от меня не было необходимости. Положение обязывает – или действительно: «Нет эмоций, есть покой…»?

Сегодня в Университете было тихо. Посыпанные песком дорожки, стриженые деревца, идиллия! А в дальнем углу этой идиллии, в двухэтажном садовом домике, обитал доцент Рикар Пареши.

Рик с трудом оторвался от текста: «Где взял?!»
«У диких копателей».
«То есть, место знаешь?»
«Приблизительно. Там ничего интересного – всё вынесли».
Рикар сощурился: «Не темни. Просто не хочешь меня туда пускать?»
«Не хочу, Рик. Вообще никого, не только тебя. Эта штука высасывает эмоции, личность, память. Превращает в куклу на верёвочке. Впечатляет, знаешь ли».
«Её, что, применили?!» - Пареши хмыкнул. «Ну, да, иначе ты бы не примчался!»
«Рик, переводи! Я народ не в лучшем состоянии оставил, нервы там на пределе, мало ли…»
«Убедил!» - вздохнул Рикар. «Но потом хоть задержишься? У меня доклад завтра: манаанские шельфовые диалекты!» - Пареши просиял. На этих шельфах он сидел больше года, надоел аборигенам до хатта, но своего добился.
Я улыбнулся: «Задержусь!»

Перевод Рикара обстановку в цитадели разрядил. Ничего хорошего, но могло быть хуже, и есть шанс на выздоровление. От меня сейчас ничего не зависело, и возвращаться я не спешил.
На завтра планировались два доклада, на послезавтра ещё три. Оказывается, я прибыл прямо на конференцию археологов-лингвистов.

* * *

Не буду сегодня пить! Даже за успешный доклад. Просто упаду и не встану. Вот тут, на диванчике…

«Разрешите?» - хммм… господа противники. Одарённые. Двое. Один явно старше другого. Мастер и ученик?
«Весь диван – ваш!»
«Благодарю…» - старший присаживается на краешек, младший остаётся стоять. Привычные слова, привычная вежливость. Конференция… положение обязывает. Но пришли они ко мне – холл пустой, как песчаный бархан.
«Иверо Тосокори, магистр криптологии» - представляется седой.
«Эгон Борн, археолог» - киваю в ответ.
«Благодарю, мне это известно. Ваши работы весьма популярны».
«Польщён…»

Популярны? Я несколько лет публиковался под псевдонимом. А вот ваших работ что-то не припомню, магистр Тосокори! Инкогнито вам ни к чему… издавались в ограниченном доступе?

Магистр собран, как перед прыжком в воду.
«Не будем летать кругами, лорд Борн! Доцент Пареши по вашей просьбе воспользовался закрытым разделом университетского архива. Характер запроса позволяет предположить, что в его руках находится «ракатанский манускрипт». Вернее, в ваших руках».
«Вы отслеживаете работу нейтрального архива?» - поднимаю бровь.
«Да. И будь у вас возможность, вы делали бы то же самое» - что ж, прямо и честно.
«Мне ни к чему. Я предпочитаю знакомства».
«Это удивляет» - магистр копирует моё движение бровью. «Тем более что ваша… смена статуса… на отношение к вам неодарённых не повлияла».
«А должна была? Не все помешаны на идеологии».
Магистр делает скорбное лицо: «Печально, что дружественный к неодарённым учёный служит делу доминирования одарённых. Но мы всё же сочли возможным встретиться с вами лично».

Четыре хатта, восемь вуки, двенадцать раз через забор! Это что, комплимент такой?! А мальчишка стоит навытяжку, глаз с меня не сводит. Охраняет? Не смешно. Этого Иверо я предпочту убивать на расстоянии. На очень большом расстоянии, иначе результат будет в его пользу.

«Магистр, оставим предисловия. Вы утверждаете, что я владелец «ракатанского манускрипта». Что дальше?»
«Это очень опасная книга, лорд Борн! Опасная даже для этой войны, где стороны не стесняются в средствах» - Тосокори предельно серьёзен. «Мне бы хотелось быть уверенным, что этой книги больше не существует».
«Вы предлагаете мне уничтожить исторический документ?» - пожалуй, пора возмутиться. Археолог я, или кто?!
«Некоторые документы не заслуживают ничего, кроме уничтожения!» - ого, а тема для криптолога явно выстраданная!
«Эта книга спасла моему соратнику жизнь» - теперь серьёзен я. «А описанный в ней артефакт чуть эту жизнь не забрал. Нож, сменивший руку, остаётся ножом. Им можно резать мясо, а можно горло – всё зависит от руки».
«От руки, верно…» - Тосокори машинально кивает. «И вы в своей руке уверены, не так ли?»
«Вы тоже. Иначе не пришли бы ко мне с разговором».
«Я уверен в вас…» - мой собеседник замолкает на полуфразе. Понятно: уверен во мне, но не в моих соратниках. Да и во мне магистр Иверо уверен постольку-поскольку.
Магистр? Или… генерал СБ Тосокори?
В общем, нейтралитет нейтралитетом, а с Каруны пора стартовать.
И скорее!

Тосокори поднимается: «Приятно было с вами побеседовать!»
«Взаимно» - лучезарно улыбаюсь. Ученик смотрит на нас ошарашено: явно готовился к бою, а тут сплошной политес! Магистр ловит мой взгляд, усмехается, я усмехаюсь в ответ. Он кивает мне, собираясь уйти, но внезапно останавливается.
«Лорд Эгон, разрешите вопрос? Личный».
«Не для протокола?» - пробую шутить. Не нравятся мне такие вопросы.
«Для меня. Я уже спрашивал, но вы не ответили. Как можно быть другом неодарённых – а вы им друг, я вижу! – и в то же время воевать за их поражение в правах?»

Оп-па… а ведь он знает, что у меня есть ответ. Может, он ещё и большую половину его знает? 

«Я не друг одарённых, я не друг неодарённых» - почему-то мне хочется ответить серьёзно, - «Я друг тем, кто стал мне другом – независимо от расы, ориентации, третьего глаза и прочих вторичных признаков. Я не могу изменить мир, в котором родился, но могу сделать его чуть более приемлемым для своего окружения. Для тех, кто попал в зону моей ответственности. На всех сторонах».

Иверо молчит. Ждёт продолжения.

«Наш мир похож на партию в «Полководцы». Чёрный квадрат, белый квадрат – кому что выпадет, выбора нет. Переходы редки, но и они всего лишь смена… одной клетки на другую! С другими правилами, но с теми же решётками».

«Хотите перевернуть доску, Эгон?»
«Да, Иверо. С обратной стороны она не окрашена».


* * *

Пока мы беседовали, мой корабль обыскали. Осторожно и незаметно: нейтральный порт всё-таки.
И ничего не нашли.
Потому что не знали, что искать!

Иверо уверен: манускрипт у меня. Тяжёлый, переплетённый в кожу том, неудобный при переноске, неоднократно описанный в легендах. А у меня – всего лишь копия: несколько глав, переписанных неизвестно кем и неизвестно когда. Тетрадка, что так легко хранится за пазухой. Во время нашего разговора она всё время была со мной. В пустом холле, где их было двое, а я один.
 
Не стану вас разочаровывать, магистр… верьте дальше!

Да, и ещё одно: эти чудики так и не заглянули в стиральную машину!


Алькор.

10.04.2008.

- - - - - - - - - - - -
* подробности в рассказе «Мы стоим на плечах гигантов».
Subscribe

  • РУССКИЙ КОСМОПОЕЗД

  • (no subject)

    Отпраздновали!!! Спасибо всем огромное, очень приятно было увидеться. Всем космо-котиков!

  • С Праздником!!!

    Я знаю, что многие не любят Soviet March из Red Alert 3. Но этот клип лучше всех иллюстрирует вот это моё стихотворение: Из какого сора сложенный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • РУССКИЙ КОСМОПОЕЗД

  • (no subject)

    Отпраздновали!!! Спасибо всем огромное, очень приятно было увидеться. Всем космо-котиков!

  • С Праздником!!!

    Я знаю, что многие не любят Soviet March из Red Alert 3. Но этот клип лучше всех иллюстрирует вот это моё стихотворение: Из какого сора сложенный…