Алькор (allkorr) wrote,
Алькор
allkorr

Рассказ. Продолжение.

Цикл: «Приключения Эгона Борна».
Начало цикла: «Мы стоим на плечах гигантов» - здесь:
http://allkorr.livejournal.com/444964.html

СОАВТОР

Как мы познакомились? Разумеется, подрались!

Шаарни была от века заштатной планеткой. Ресурсов нет, промышленности нет, стратегического значения никакого, населения кот наплакал, да и те сплошь аграрии. Когда-то она входила в империю Раката, но проще вспомнить, кто туда не входил. От раката на Шаарни остался храмовый комплекс – ничего выдающегося! – но и тот аборигены объявили табу. В результате он зарос так, что прорубаться сквозь лианы приходилось словно сквозь строй. Не говоря уже о том, чтобы приземлиться поближе.
Археологи народ любопытный. Некопаный храмовый комплекс, да ещё в досягаемости, манил меня чрезвычайно. Тем более, военных действий в обозримом будущем не предвиделось, отряд наслаждался заслуженной увольнительной, пить мне надоело, я читал и скучал. Ничего выдающегося? Не страшно, в местных кантинах выдающегося ещё меньше!
В общем, всё как всегда. «Где командир? Не могу знать! Вроде, девицу какую-то снял... простите, он с дамой. Да, конечно, на связи. Что-то срочное? Нет? Разрешите идти?» А Эгон Борн уже на соседней планете…
Первым делом я расчистил площадку и перегнал на неё шаттл. Потом подумал, и укрыл его за деревьями – нейтралитет нейтралитетом, но мало ли что. Поставил палатку, натянул тент, натащил топлива для костра, выгрузил и проверил оборудование. Вроде, всё в порядке, можно приступать к первичному осмотру.

Комплекс оказался не таким уж заштатным. В отличие от обычных ракатанских построек, сооружение не было вытянуто вверх. Кубы. Грузные, массивные, словно придавленные собственной тяжестью, они твердили о вечности и незыблемости, но их победили лианы. Шипастые жёлто-зелёные плети ломали и рвали камень построек, и камень поддался.
Потянуло задуматься о вечном. Точно так же пала империя Раката, поверженная биологическим оружием, тайно созданным побеждёнными. Жизнь торжествует, чтоб ей… прорубаться сквозь лианы мне изрядно надоело!
Я вошёл внутрь.

Звукоизоляция в храме оказалась на высоте. Рёв приземляющегося истребителя был слышен словно сквозь вату. Сначала я подумал, что это за мной. Проверил комлинк, но тот был в исправности.
Кого это хатты принесли? Я затаился за колонной.
Ого! Одарённый…
Более того, республиканец.

Меня он не почувствовал: за время своего армейского существования маскироваться я привык. Но и палатку, и оборудование разглядел, меч держал наизготовку. И правильно – мало ли. Но в мои планы его присутствие не входило. Как и стрельба в ещё не обследованном храме.
Бой был неплох. Мой армейский опыт частично нивелировался его фехтованием. Какое-то время мы кружили по храму, пытаясь не провалиться в трещины и не зацепиться за арматуру, пока парой неудачных движений нас не бросило к алтарю. Ещё целому.
«Осторожно, статуя!» - заорали мы хором. Отскочили один от другого, ошарашенно переглянулись – и расхохотались.
Его звали Виджет Илер.
Светловолосый, растрёпанный, недавно срезавший косичку. Аспирант-археолог с Корусканта. С вожделением смотрящий на так и не порушенный алтарь.
И я подумал: а почему бы и нет?! Ни стратегического, ни военно-исторического значения планетка не имеет. Исследователем меньше, исследователем больше… да и статуя цела осталась!

Монографию «Особенности шаарнийских храмовых сооружений эпохи раката» мы писали прямо на месте. И отсылали вместе, под псевдонимами, в «Археологический вестник». Республиканец так и не понял, что столкнулся с имперским одарённым. Я же не считал себя обязанным никому, кроме Сайшела, которого сей мезальянс изрядно бы повеселил.

* * *

Какое-то время мы переписывались. Ничего общественного, сплошная храмовая археология. Когда меня с отрядом перевели на Коррибан, общение пришлось прекратить. Но в первой же своей официальной экспедиции в статусе лорда я натолкнулся… на Виджета Илера! Всё там же, на Шаарни.
Случайность? Говорят, случайностей не бывает.

Одно из сооружений храмового комплекса чем-то отличалось от остальных. Сначала я не мог понять, чем именно. Затем выяснил: стены храма не строго вертикальны. Они сходились на конус, визуально облегчая громоздкую конструкцию, нуждавшуюся в более тщательном изучении.
Присутствие в храме одарённого было знакомым, но слишком слабым, невыраженным. «Виджет?» - крикнул я. В ответ ни звука. Я активировал меч.
Он лежал у дальней стены, без сознания. Левую ногу заклинило в трещине, перекрытой зубчатой плитой. «Кости раздроблены» - машинально отметил я. Выше щиколотки ногу окрашивала нехорошая чернота.
Против лома нет приёма, даже у древних ловушек. А вот целитель из меня никакой – перевязку сделать, да до ванны с колто живым дотащить, на большее я не способен. Разве что сунуть образец крови в анализатор…
Анализатор взвыл.

Такого букета химико-органической дряни мне встречать ещё не приходилось. И что теперь делать? Колто ему в глотку вливать?! Вёдрами… А этот приключенец вдруг открыл глаза, посмотрел на меня затуманенно, и говорит: «Теперь я понял, почему ты не пишешь». И через паузу: «Я умру?»
Ага, щазз! Умрёт он. Будто ему кто-то позволит. Но делать-то что?! Притащи я его в империю, благодарить он меня не станет. Лекарь я аховый, не чета Серен. Кстати, а как Виджет здесь оказался? Корабля-то нет…
Корабля нет, но есть комлинк.
Рискнёшь, археолог? На орбите может болтаться республиканская боевая часть. Хоть слово в эфир – и не будет Эгона. Скорее всего. А ни слова в эфир – не будет приключенца. В отличие от Эгона, с гарантией.
Так, наложить жгут, перекрыть дорогу яду. Может быть, уже поздно, но лучше подстраховаться. Перевязку я сделал, рану промыл, осталось колто внутривенно. Не забыть: в шприце не должно быть воздуха, ни пузырька! Вернусь – заново пройду курс оказания первой помощи. Кто же знал, что одарённость не панацея?! Кто-кто… ты должен был знать, сколько лет одними армейскими методами воевал, умник! Сам же разработал тактику неодарённых подразделений в условиях войны одарённых, а про медицину забыл! Незачем было: колто всё вылечит. Оказалось, не всё.
Уффф… уснул. Хорошо – кто спит, тот выздоравливает. А меня можно выжимать, как манаанского головастика. Ладно, где его комлинк?

Ответили мне быстро. Представшая на экране снулая твиллекская физиономия, увидев меня, разом потеряла всякую снулость. Ещё и отшатнулась. Я даже засомневался: может, я в боевой раскраске?
Несмотря на выказанные эмоции, твиллек согласился прибыть без уговоров. Незамедлительно. Чем немало меня озадачил. Меч у меня, что ли, посветлел? Проверить бы… но я сдержался: а вдруг передумает?
Немного мешал арсенал, навьюченный под куртку: встречать республиканца я решил при полной выкладке – мало ли что. Тускены говорят: «На племя надейся, а банту сам паси!»

Он действительно прибыл в одиночку. Мы погрузили бесчувственного Виджета в шаттл, опустили в колто-камеру. Пожилой твиллек с усилием выпрямился: «Благодарю Вас за помощь коллеге, лорд Сайшел!»
Лорд Сайшел?!
Боюсь, с эмоциями я не справился: брови взлетели вверх, а рот был готов проглотить гизку. Твиллек, видя моё изумление, снизошёл до разъяснений: «Мы с Вашим отцом были знакомы, а Вы с ним – одно лицо».
Одно лицо? Потому он и прибыл на встречу.
«Вы ошибаетесь, магистр. Я не сын, я его племянник…» - меня всё ещё трясло. Сколько лет прошло, а рана не заживает.
«Значит, я счастливо ошибся» - одними губами улыбнулся мой визави, и наконец-то убрался с глаз долой.

Злополучный тайник я вскрывать не стал. В таком состоянии – выжатый, голодный и в трёпаных чувствах – любую ловушку прозеваю, а их там не одна. Запечатал проём и быстренько покинул Шаарни. Во избежание. Не то чтобы я не доверял твиллеку, но и не то чтобы доверял. Сайшел Сайшелом, а республиканскую СБ игнорировать неразумно. Некто Эгон Борн, командир неодарённого отряда, не интересовал никого, лорд Борн – уже добыча.

* * *

Щиколотку Виджету пришлось ампутировать. Мы переписываемся, но теперь факт переписки скрывает он. Приключенец сидит в корускантском архиве и с тоской перебирает бумаги. А ёще учится танцевать – подозреваю, кому-то назло. Мечтает вырваться «в поле», но протезирование пока не столь совершенно, чтоб без ноги прыгать по развалинам.
А я листаю древнейшую историю. В уме.
Когда-то и империя, и республика теснились на одной планете. Более того – множество империй и республик. Дружили и ссорились, воевали и заключали перемирия. И волей-неволей тесно общались… тесно же!
Сегодня ты с ними в походе, завтра ты у них на мушке. А они у тебя. «Шарик маленький, за углом встретимся…» Ага, в перекрестье прицела.

Стаканы темные, с каймою по краям,
Мы до утра с тобою старые друзья.
А завтра утром будет пир для воронья,
И друг у друга мы в прицеле – ты и я.


Галактика маленькая, за углом встретимся… Виджет, сиди-ка ты в своём архиве, пока новая нога не вырастет!
А лучше – до скончания времён.



Алькор
30-31.03.2008.

 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments