Алькор (allkorr) wrote,
Алькор
allkorr

Нашёл интерессное…

Взгляд с необычного ракурса… ;-)

Jamique
«Дарт Вейдер. Ученик Дарта Сидиуса»

Отрывок из Интерлюдии 2.

Ксенофобия. Борск скептично рыкнул про себя. Мысли перескочили на более привычные в последнее время вещи. Ну да. Ксенофобия. По сравнению с той, старой, околосенатской, император был другом и братом всем алиенам. Они ему не угрожали. Он мог их просто не любить. Хотя Борск был уверен, что императору с его ситховским прошлым, всё равно, что человек, что ботан, что суллустианин, что твилекк, что забрак. Главное, чтобы разумный.

Двадцать пять тысяч рас и подвидов рас в галактике, девяносто процентов из которых известны только узким специалистам. Рулет-мешанка. Что делать с ними? Был бы он на месте императора, поступил точно так же. В пользу своего вида, конечно. Но у императора была власть. Реальная власть. Обладая ею, он мог на несколько десятилетий отстранить от верховного аппарата власти всех алиенов. И он был прав. Борск не зря штудировал аудиозаписи и записи на дисках, оставшихся от заседаний республиканского Сената. После прочтения первых пятидесяти вывод был очевиден: свары там кипели отнюдь не от разности политических интересов. Разность политических интересов в руках грамотных политиков обычно порождает не открытые стычки, а закулисный бой, заканчивающийся в половине случаев громкой публичной смертью противника. Но это последняя стадия.

Свары на заседаниях, тормозящие весь управленческий процесс, а порой и приводившие из-за несвоевременного промедления к катастрофическим событиям, в девяноста процентах возникали элементарно: из-за непонимания. Самого обычного непонимания одного вида другим.

Сейчас его милому Альянсу хорошо: он кричит о ксенофобии, имея в виду один смысл: нелюбовь людей (в скобках императора и его камарильи) к не-людям. Но та же Мон отлично знала: для Республики термин “ксенофобия” имел все смыслы сразу. “Нелюбовь к чужакам”. Универсальный принцип. Ботаны не любили твлекков, суллустиане – маластарцев, каамаси и мон каламари не любили никого кроме себя, хатты любили только свою мошну, неймодианцы тихо презирали весь отличный от них примитивный мир, а несчастных ущербных клонированных придурков с одной из высокотехнологичных планет не любил вообще никто.

Но были ещё люди. И получилось так, что в том временном промежутке люди заняли гораздо больше миров, чем остальные. Ботаны захватывали свой сектор, каламари – свой, каамаси – свой, наращивали экспансию неймодианцы, но сектора эти, к сожалению, оказались по бокам от центрального пирога, в котором заправляли люди.

И тогда алиены всех видов и конфигураций нашли достойное приложение для своей ксенофобии: на протяжении как минимум последних двухсот республиканских лет все прочие виды всё больше и больше не любили людей. Особенно из-за того, что верховными канцлерами Республики на протяжении вот уже пятисот лет стабильно становились люди. Например, демократически избираемая династия Валорумов. Представители этой почтенной семьи занимали этот пост на протяжении шести поколений. Вполне возможно, ещё и поэтому Палпатина поддержали большинством голосов. Хотя бы избавиться от наследственных демократов. Конечно, среди со-кандидатов на этот пост был ещё маластарец. Но Палпатин не был идиотом. Скорей всего, он всё просчитал. Дело в том, что людей не любили, но их хотя бы изучили за эту бездну лет. К ним хотя бы привыкли. Привыкли дружно ненавидеть. Зато остальные были по отношению к главе правительства на равных.

Но вот выбрать кого-то из другого вида? И в ущерб своему?

Против маластарца проголосовали все, кроме сектора и планет, контролируемых маластарцами. Алиены на миг объединились в ненависти к возможному первому счастливчику из своих рядов.

Пусть люди, только не собрат. Собрат, в сущности, в одном: в равном положении относительно главенствующей расы. Тем более что главенствующая раса навыдумывала себе из чувства самосохранения множество принципов демократии, и теперь вынуждена была им следовать. А это означало, что пока она была у власти, остальные виды обладали относительной самостоятельностью и свободой. А вот что сделает их собрат, оказавшись на такой должности – это ещё надо было проверить. Проверять не хотел никто.

Все прочие виды давно поняли эту лёгкую истину. И потому политическое влияние использовали всё больше в экономических целях. Была такая лазейка среди демократических свобод. Ни в коем случае не лезть откровенно наверх – затопчут. Но никто не запрещает заниматься коммерческой деятельностью в своём секторе и выходя на широкий рынок за рамки своего сектора. Была надежда на создание своей, крупной, власть имущей финансовой империи. Каждый из видов стремился сделать большую часть галактики своей зоной влияния. Как только у кого-то первого под контролем окажется больше половины республиканских миров – кандидат от этого первого пройдёт в главы государства автоматически. И будет новый несменяемый род канцлеров.

Отсюда драконовские экономические законы. Люди были не идиоты, и понимали, куда всё идёт. Налоги на неймодианскую Торговую федерацию были не первым подобным актом.

И сами они бы не справились. Но это как с маластарцем. Как только один из видов усиливался экономически, людям его тут же помогали топить все прочие отстающие от него виды. Так и жили. Кто кого перехитрит. Кто кого опротестует.

И на этой почве ксенофобия между видами доходила до прямой ненависти. Раскалённые эмоции, полыхавшие в то время по галактике, нынешним поколениям не понять. Гражданская война, спровоцированная Палпатином, была спасением. Теперь это очевидно, особенно после раскрытия всей подноготной.

Галактика всё равно когда-нибудь вспыхнула бы. И так, что не осталось и половины. Только ситху, возможно, было подвластно не только принять, но и осуществить решение: контролируемая война. Он помнит: когда он осознал это, то застыл в восхищении и потрясении от масштабов одновременно. Палпатин спустил пар через контролируемый им конфликт. То, что всё равно б осуществилось, непредсказуемое, гораздо более кровавое, он вычислил, сгруппировал, организовал, расставил, как шахматные фигуры, подчинил найденному им же самим лидеру, позаботился о создании возможности противодействия со своей стороны – и разыграл войну, как шахматную партию. Это потрясающе. Стороны воевали – и не подозревали, что их, в сущности, контролирует одна группа. Очень удобно. Очень удобно, когда два лидера армий имеют возможность составить план войны как череду выгодных им комбинаций. Граф и канцлер, Борск не сомневался, всегда заранее оговаривали место нападения, расстановку сил, чью-либо победу. Подсчитав однажды общие потери и внимательно перечитав описание той войны, Борск осознал одну вещь: потерь среди гражданского населения почти не было. Этот процент был столь мал, что только усы встопорщить можно.

Все сражения велись либо в космическом пространстве, либо на малозаселённых планетах армией клонов и армией дроидов. Палпатин предусмотрел даже это. Ещё когда он создал армию дроидов на деньги неймодианцев – прекрасную, высокоэффективную армию – он уже знал, что будет дальше.

Убедившись в эффективности такого рода войска, дроидов продолжали делать. Затраты на сборку одного такого дроида были гораздо меньше, чем на обеспечение и выучку одного хорошего солдата. А психологический фактор был и вовсе не сравним. Не надо набирать армию. Потери не отзовутся среди населения. Население не будет бурлить после каждого поражения. Тем более, попробуй найди тогда среди населения добровольцев, которые согласились бы пойти в армию…

Война клонов! Навязло в ушах, стало историческим термином. Кто-то там, настроенный поэтически, вопит: где героика и трагизм? Какая война, когда с одной стороны воюют клоны, а с другой – дроиды?

Вот именно. Какая война? С одной стороны – клоны, а с другой – дроиды. Палпатин сделал всё, чтобы в глобальном конфликте погибло как можно меньше из тех, кто населял галактику. Из каких соображений? Выгоды, конечно. Он хотел править населённой, расположенной к нему галактикой, а не разорённой войной и понёсшей огромные потери в живых существах. Война клонов! Её никто так официально не называл. Возникло само собой. Кто-то из журналистов это озвучил – и окончательно прижилось. Потому что было правдой.

Бессознательные названия, буквально что народного происхождения всегда самые точные. Война клонов. Война дроидов. Война, разыгранная рукой мастера, комбинатора, ситха. Это сейчас понятно. Сила ситха – не в Силе. Сила ситха – в совершенно отличном от любого другого уме.

Что же, он поднялся вверх не экономически, а всех перехитрив. И в галактике теперь оказалась официальная правящая раса. Не людей. Ситхов.

Потому что ситхи – отдельный народ. Точней, одарённые.

А как иначе? Как иначе объяснить, что у представителей разных видов находят в крови одинаковый элемент? Когда эти виды вообще не схожи, не скрещиваются, переливание крови или её аналога другому виду вызывает мгновенное отторжение и смерть реципиента?

А у всех одарённых одинаковый элемент в крови или аналоге крови. В сущности – особая группа крови, её подвид. Это иной вид, иная раса, иной народ. Непонятно откуда взявшийся, однозначно всем чуждый, однозначно для всех остальных опасный. Борск был уверен, что одарённый забрак, суллустианин, родианец и человек гораздо лучше поймут друг друга, чем неодарённых представителей своих же рас.

К счастью, это всё-таки были разные расы. Не биологический вид. Одарённые рождались порознь, в разных секторах, принадлежали к разным народам. Не скоро осознавали себя. А когда осознали, то и остальные поняли их уже как потенциальную угрозу и опасность. Так что тогда ксенофобия к иной форме существования обрела вид геноцида. Непокорные представители этого вида, условно говоря, ситхи, уничтожались всеми возможными способами, в том числе и руками покорных представителей, условно говоря джедаев. Которым в обмен на покорность было обещано спокойное существование в резервации под названием “Орден” и неплохой для неполноправных граждан Республики статус.

Поскольку кем они были при Республике, как не неполноправными? Между прочим, в галактике только джедаи были лишены того же избирательного права. Только одарённые теряли любое гражданство и становились членами Ордена, который был всего лишь организацией и подчинялся непосредственно республиканскому правительству. Кто бы назвал Галлию прежде всего человеком, Кота – забраком, а Коона – кель дором? Кто бы сказал, что они принадлежат своей планете? Они были джедаи, джедаи прежде всего. В этом, естественно, как указывалось выше, был смысл. Они действительно образовывали свой вид, свою расу.

И при Республике эта раса была самой неполноправной в галактике. Потому что потенциально могла стать самой сильной.

Их утешали, и они сами себя утешали, и верили в это даже, высокими моральными принципами, которые предписывают сильнейшим служить слабым. Не придерёшься. Только умасливатели всегда забывали добавить: умнейшим – более глупым, достойнейшим – всякому сброду. Это просто. Это оказалось понять невероятно просто. Дошло сразу, как только представилась возможность увидеть, как один ситх сыграл шахматную партию народами, предпочтениями и страстями всей галактики – и, поставив шах и мат, пришёл к власти.

Кто? Кто ещё? Кто ещё будет строить эту Звезду смерти, махину под несколько сот миллиардов, задействовать десятки лучших умов, изобретать новое вооружение – только для того, чтобы выявить и собрать в одном месте оппозицию, локализовать её и уничтожить? Та же тактика! Как тогда, в войне клонов. Собрать под знамёна военного лагеря всех так или иначе недовольных, не дожидаясь их неконтролируемых действий. Спровоцировать их на действие, обнаружить их, тщательно упаковать, организовать своей же рукой – и аккуратно уничтожить.

Что за масштабы такие? Что за существа?

Вот по таким, косвенным данным понимаешь – и захватит дух. С кем ты связался? Со стариком в капюшоне? С его верным учеником, который вечно упакован в пародию на древние доспехи? Два архетипа, два ситха, таких ситха, что просто ситхей не выдумаешь, сила великая, они же на публику играют, они своим внешним видом галактику вот уже двадцать лет морочат! Зловещий Палпатин, мрачный и загадочный Вейдер! Эти фигуры из плохой оперетки за двадцать пять лет захватили всю территорию бывшей Республики, распространили своё влияние на те сектора, о которых Республика даже не мечтала, и не только войной – а жёсткой и одновременно изощрённо гибкой дипломатией.

Создали государство.

Ксенофобия! Какие все идиоты. Кого императору не любить? Да у него все – чужие. Все, кроме одарённых. А старый ситх великолепно замаскировался своей принадлежностью к человеческой расе. Ксенофоб! Фррррых. Умный политик, вот кто. Люди вот уже тысячелетия контролируют основные сектора и пути. Они умеют это делать. И умеют действовать в общегалактических масштабах. У них есть для этого навык. Помимо всего прочего, те же люди сильно натерпелись от всё растущего влияния алиенов в последние столетия Республики. Людям дали шанс нового реального управления – и люди за него ухватились. Они азартно пополняли государственный аппарат, они шли в армию, чего не было вот уже полторы тысячи лет, составили флот, боролись отчаянно и яростно… за ситхов. Палпатин поставил амбиции человеческой расы себе на службу. Тщательно контролировал все чрезмерные проявления ксенофобии. Тщательно подыгрывал тем, кто счёл службу новому народу – возвышением собственного.

Возможно, Палпатин именно потому скрывает, что сейчас одаренных в галактике гораздо больше, чем вечно двое. Гораздо больше. Старый ситх восстанавливает свой народ. Народ властителей. Народ завоевателей. Народ, по самой природе своей стоящей надо всеми прочими. Народ, который вот уже около пяти десятков тысячелетий всё втаптывали в кошачье дерьмо…

Иногда Борск пытался представить – ощущения существа такого ранга. Как, например, чувствовал себя он, если бы его, представителя знатного рода заставили прислуживать, скажем, вуки? Под угрозой вырывания рук. Ещё раз – фрррыххх.

Унижение испытывают не все. Унизить – именно что поставить ниже своей природы. Как же были унижены одаренные? И что должен был чувствовать ситх, обладающий силой, всем потенциальным могуществом, не имеющим аналогов умом, быстротой реакции – который не только не мог реализовать своё могущество на практике – но за которым всю жизнь вынужден был прятаться по норам исключительно ради сохранения этой своей жизни?

Быть природно и умственно выше, и все силы природы и ума пустить лишь на то, чтоб тебя не убили.

И становится понятным очень многое. Всего лишь на место себя подставь. И начинаешь уважать императора – за выдержку. Он уничтожил Каамас. Он истребил джедаев. Но он не тронул никого без серьёзной на то политической причины, сходной с необходимостью выживания. А ведь месть его должна была быть направлена миру – не джедаям. Джедаи – всего лишь сородичи, одомашненный вид на побегушках, которых научили набрасываться на него, и на которых ему, должно быть, было просто неприятно смотреть. Так что это была не месть. Истребление Ордена – лишь чистка порченной крови. Необходимая чистка.

А мир он не уничтожил. Он стал его главой.
Subscribe

  • (no subject)

    Немного поздновато, но... MAY THE FOURTH BE WITH YOU! Имперский эндшпиль. Сошёл с ума правитель, и в империи развал, А кто ему помог сойти, не…

  • (no subject)

    1 мая 1945 года в Берлине над Рейхстагом Алексеем Берестом, Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантарией был установлен штурмовой флаг 150-й ордена…

  • И традиционное...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments