April 30th, 2015

Звёзды

Меч Триединый.

Меч - символ Победы в ВОВ, увековечен в трёх монументах в Магнитогорске, Сталинграде (Волгограде) и Берлине - «Тыл - фронту», «Родина-Мать зовёт!» и «Воин-освободитель». Правда, установлены они в обратном порядке.

«Тыл - фронту» - почти 17-метровый памятник на берегу реки Урал в Магнитогорске, открыт 29 июня 1979 года. Его создатели - скульптор Лев Головницкий и архитектор Яков Белопольский (он был архитектором и двух других монументов, связанных с мечом Победы).

В Сталинграде 85-метровая «Родина-Мать» скульптора Евгения Вучетича и инженера Николая Никитина установлена 15 октября 1967 года.

В Берлине, в Трептов-парке, 8 мая 1949 года открыт 12-метровый монумент «Воин-освободитель». Скульптор монумента - Евгений Вучетич, архитектор Яков Белопольский, художник Анатолий Горпенко, инженер Сарра Валериус.



В основе сюжета берлинского памятника - реальный подвиг солдата 220-го Гвардейского стрелкового полка Николая Масалова, который спас немецкую девочку во время боя за аэродром. Позировал для памятника красноармеец Иван Одарченко, до войны работавший на Магнитогорском металлургическом заводе.

От Магнитогорска до Берлина - круг замкнулся.

Меч выкован.

Меч поднят.

Меч опущен.

Звёзды

Огромное небо – одно на двоих!

Песня была написана по «горячим следам» события, которое произошло 6 апреля 1966 года в Группе советских войск в Германии. Тогда у истребителя, которым управляли капитан Борис Капустин и старший лейтенант Юрий Янов, внезапно заглохли оба двигателя, и самолет должен был упасть на один из густонаселенных районов Берлина. Однако, советские летчики сумели увести самолет за черту города и он упал в озеро, за городом. Оба летчика погибли.

"Огромное небо"
Муз.Оскар Фельцман, сл.Роберт Рождественский

Об этом, товарищ,
Не вспомнить нельзя,
В одной эскадрилье
Служили друзья,
И было на службе
И в сердце у них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо – одно на двоих.

Collapse )

- Юра, прыгай, - голос Капустина был спокоен.

- Я остаюсь, командир.

Бортовая записывающая аппаратура бесстрастно зафиксировала эти две последние фразы экипажа советского истребителя-перехватчика Як-28П. Капитан Борис Капустин и старший лейтенант Юрий Янов погибнут через несколько секунд. Спастись могли оба, но тогда неуправляемый самолет рухнул бы на густонаселенные районы Западного Берлина. Никто бы их не обвинил: с земли уже поступила команда на катапультирование. Но летчики не могли допустить неминуемой гибели десятков мирных людей. Они пошли на смерть ради жизни других людей, и это вовсе не высокая фраза.

Борис Капустин и Юрий Янов