January 8th, 2006

Верволк

"Музыкой навеяло..."

Из старенького...

ЧЁРНЫЙ СНЕГ: ВЗГЛЯД СВЕРХУ.

Я смотрю на войну - сверху,
Я иду по её следу.
Панорама видна с неба -
Обожжённая плоть снега.
Понуждает войну что-то
На снегу рисовать карты...
Я смотрю с высоты взлёта,
Как по снегу стучат капли.

Ни окон, ни дверей - крыши,
В чёрно-белом, немом кадре.
Если я опущусь ниже,
Не смогу разглядеть карты.
Я смотрю на войну - сверху,
Отстранённым седым взглядом...
Ни друзей - ни врагов. Вехи,
Заметённые снегопадом.
Верволк

Нарния: Лев и Жертва...

Лев, пришедший на физический план и принесший там себя в жертву - представляется мне... ролевым игроком, играющим "на полное погружение". Да, ему ПО-НАСТОЯЩЕМУ больно и плохо. Да, по возвращении с полигона у него могут быть (да наверняка!) проблемы со здоровьем и нервами (иной раз - тяжёлые и длительные). Да, он АБСОЛЮТНО ЧЕСТНО пережил всё случившееся, получил АБСОЛЮТНО ДОСТОВЕРНЫЕ знания и впечатления. Да, это частично изменило его личность и его дальнейшую жизнь (я не преувеличиваю!).
Но... он вернулся с полигона, залез в ванную, выспался - и через час/день/месяц/год/пятилетку - взял себя в лапы и начал жить дальше! Вряд ли корректно сравнивать его жертву (без кавычек, честную) со смертью одного из тех, кто "на карте". Я не беру сейчас вопрос о возможности/вариантах их посмертия - дело в другом. Лев ЗНАЛ, что рано или поздно он вернётся к ванной и подушке, "игроки карты" - НЕТ.