Алькор (allkorr) wrote,
Алькор
allkorr

Горе Уму - пост'игровое.

Как Фёдор Лядащев за кладом ходил.

Граф Фёдор Лядащев услышал на Алеутских островах легенду о Золотом Человеке. Голова его лежит на Аляске, руки раскинулись по Камчатке и Чукотке, туловище в Сибири, а ноги упираются в Уральские горы. У поморов говорят: кто на Груманте зимовал, не вернётся прежним – либо не вернётся вовсе. Лядащев уходил на корабле сорвиголовой с карточными долгами, а вернулся посуху, и в кармане у него было золото.

Да сколько того золота – самородок и россыпь! Но кто мешает добыть больше?
Раньше граф Фёдор защищал кузена от бретёра, перехватив его дуэль – и искренне возмущался общественному порицанию: ведь теперь-то всё честно! Теперь же, узнав, что князь Фёдор в жёлтом доме, граф Лядащев не стал брать его штурмом, а отправился к Заваруеву, опекуну князя. Тот просил поручительства великосветских дам, и всё разрешилось наилучшим образом. Штришок, но – почувствуйте разницу!

Когда история с то ли найденным, то ли спрятанным историческим документом покойного дяди Гавриила Фёдоровича достигла ушей графа Лядащева, остаться в стороне он не смог. Но самостоятельные поиски к успеху не привели. И Фёдор Васильевич отправился к приходскому священнику о.Варфоломею, который мог припомнить кое-что из сказанного секретарём Хлёстова. Убедив священника, что сам клад ему не нужен, а нужен документ (чему способствовала демонстрация золотого самородка), он узнал, что искать надо где-то в старых московских банях.

***История прочёсывания бань – это отдельная песня… ага, русский шансон с матерным припевом! Я обшарил сауну (два раза), кофейню и модную лавку. Поднял все коврики в спортзале… простите, дурдоме. Залез в прачечную, перебрал все кастрюли, заглянул в стиральную машину. И лишь потом обнаружил непримеееетную дверцу под лестницей: вертикальная щель в полутьме сливалась с вертикальными же досками, и только еле видимая горизонтальная черта шпингалета намекала, что здесь что-то есть.
А потом ЭТО надо было прятать! Потому что я в подвале, а пистолет на третьем этаже. За такую груду золота нашедшего могут закопать тут же, вместе с лопатой. А ещё игротехам швабра понадобилась, а я как раз в прачечной ныкался… в общем, весело было!***


Найденный клад (кубок с драгоценностями и старинную книгу) Фёдор Васильевич отнёс Анфисе Ниловне, прямо на приём у Фамусова. Но тётушка не признала украшения своими и предложила отдать их на богоугодные дела. Что граф Лядащев и сделал, попросив подполковника Засядько его сопровождать (золото же!). Отец Варфоломей опознал в книге первопечатный «Апостол» Ивана Фёдорова и согласился хранить его до передачи в Московский Университет, что прославит имя дядюшки как первого нашедшего.
Фёдору Васильевичу очень хотелось оставить себе на память хотя бы кубок, но пожелание Анфисы Ниловны было «первым по праву». И он решил выкупить кубок у благочинного, как только рассчитается с оставшимися у него карточными долгами. Впоследствии, узнав о заложенном доме тётушки, граф собрался помочь его оплатить. Но никому об этом не сказал – незачем заранее.

***Явление меня-с-кладом народу на вечере у Фамусова было чисто игровым действием: актуальный Федор Лядаащев никогда бы так не поступил – паранойя-с! Но очень хотелось сделать красиво и интересно со-игрокам. Рад, что получилось.***

Вот и выходит, что Чацкому в прошлой истории – с корабля на бал, а Лядащеву в нашей – с бала на корабль. Золото добывать, промышленником становиться. Да и в море студёное тянет… но это совсем другая песня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments